Joom!Fish config error: Default language is inactive!
 
Please check configuration, try to use first active language

Признаков Рейнина не существуют?
Признаки Рейнина Признаков Рейнина не существует?

Warning: Creating default object from empty value in /var/www/sweb/data/www/reynin.ru/plugins/system/jfdatabase/jfdatabase_inherit.php on line 303

Warning: Creating default object from empty value in /var/www/sweb/data/www/reynin.ru/plugins/system/jfdatabase/jfdatabase_inherit.php on line 303
Признаков Рейнина не существуют? PDF Print E-mail
User Rating: / 5
PoorBest 
Written by Administrator   
Thursday, 20 November 2008 23:37
There are no translations available.

Признаков Рейнина не существуют?

 

Виктор Таланов
Психолог и политолог. В середине 90-х – депутат ГД РФ от Демпартии России. Президент Северо-Западного центра социальных технологий. Автор Личностного опросника Таланова. По вопросам соционики опубликовал 2 книги и ряд статей.

Соционический тип: Бальзак

Эл. адрес: This e-mail address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it

В подготовке статьи также участвовал Дмитрий Лытов

О докладе и тесте

В среду, 26 марта 2003 г., в Санкт-Петербургском институте биологии и психологии человека состоялся доклад В.Л.Таланова об экспериментальной проверке существования гипотетических признаков Рейнина.

Собрав достаточно большой опытный материал – результаты тестирования более полутора тысяч человек по Личностному опроснику Таланова – автор теста решил проверить, как результаты теста коррелируют с признаками Рейнина. Поскольку, согласно гипотезе Рейнина, каждому соционическому типу свойственны не только 4 юнговских признака (которые получаются по результатам теста), но и 11 дополнительных признаков, Таланов попытался выявить из 340 вопросов своего теста те, которые "отвечают" за те или иные признаки Рейнина.

Результат: величина корреляции между признаками Рейнина и вопросами теста не превышает случайную. Однако Таланов тут же заметил: мой тест с самого начала был основан именно на юнговских функциях – быть может, он и не мог затронуть признаки Рейнина? Для этого необходимо дополнительное средство проверки. Таланов сопоставил со своим тестом другой – известный тест Холланда на профессиональные предпочтения. Тестируемые проходили этот тест параллельно с тестом Таланова.

Результат: в то время как у большинства профессий выявилась четкая корреляция с 4 юнговскими признаками, с признаками Рейнина корреляция выявлена не была! Исключение составляет только признак "конструктивность – эмотивность", однако и здесь статистический показатель близок к случайной величине и намного отстает от показателей для юнговских признаков.

Введение. Поиск абсолютных координат

Современная психология, кажется, окончательно определилась с тем, что называется «единым психологическим пространством». Существует круг проблем, который входит в сферу исследований психологии, и основной вопрос психологии постепенно смещается от того, «что мы исследуем?» к другому вопросу: «что мы исследуем – понятно; в каких терминах мы это будем описывать?».

Множество психологических тестов и других экспериментальных методик, существующих на сегодняшний момент, описывают, по сути, одно и то же. Разница между ними состоит лишь в повороте координатных осей. Иными словами, в «едином психологическом пространстве» оси можно прочертить так:

А можно и так:

Однако от поворота осей суть исследования не меняется. Можно даже заметить, что одни и те же вопросы кочуют у разных авторов из теста в тест, только в одних тестах они – на один признак, а в других тестах – на другой. В этом ничего удивительного нет, поскольку «чистых», «идеальных» признаков не существует, все они переплетены между собой в том, что подразумевается под «единым психологическим пространством». И поэтому незначительный поворот одной из координатных осей приводит к тому, что характеристика А относится теперь уже не к признаку А’, а к признаку B’. Так, вопрос «Вместо танцев и компаний я предпочту слушать серьёзную классическую музыку» имеет одновременные нагрузки по интроверсии, интуиции, логике и рациональности. При повороте соответствующих осей в пространстве изменятся коэффициенты нагрузок, может быть, даже поменяется их знак – и только. Довольно подробно эта проблема описана в работах по экспериментальной психологии [Шмелёв]. И естественно, что исследователей волнует вопрос: можно ли поворачивать оси в этом пространстве произвольным образом, или существуют некоторые абсолютные показатели, абсолютные оси?

Существует проблема поворота осей и в юнговской типологии личности, в частности – в соционике. Мы видим, что применение даже «близкородственных» американских тестов по методике Майерс-Бриггс не всегда приводит к тем же результатам, что и в соционике, поскольку поворот осей может отличаться – притом, что признаки вроде бы одни и те же.

Не забудем ещё и о том, что соционики расходятся во мнениях по поводу природы 4 основных юнговских признаков: логика – этика, интуиция – сенсорика, экстраверсия – интроверсия, рациональность – иррациональность. Являются ли полюса этих признаков чётко разграниченными, или же могут «плавно перетекать» друг в друга? С одной стороны, модель А как будто бы не допускает «перетекания». С другой, неугасающий интерес социоников к проблеме подтипов [Мегедь, Филатова] не исключает возможность того, что признаки всё же можно измерить в количественных показателях, а не просто по принципу «да – нет». Модель А, по сути, не противоречит такому подходу, просто она является лишь качественным описанием, не обладая средствами для анализа количественного. Во всяком случае, результаты любых «юнговских» психологических опросников, в том числе и нашего «ЛОТ» (1800 испытуемых) демонстрируют чисто «гауссово» колоколообразное распределение величины любого «юнговского» признака (с пиком как раз на предполагаемой границе между социотипами), не оставляя никакой надежды на обнаружение бимодальности, двугорбости распределения.

Однако здесь мы немного забегаем вперёд.

А.Аугустинавичюте и Г.Рейнин предложили гипотезу [Аугустинавичюте, Рейнин], согласно которой, кроме 4 основных юнговских признаков, существуют и дополнительные к ним («признаки Рейнина»). Производный признак «С» образуется по правилу:

  Признак «А» Признак «не А»
Признак «В» Признак «С» Признак «не С»
Признак «не В» Признак «не С» Признак «С»

Производные признаки, согласно их предположению, могут образовываться как от основных 4-х юнговских признаков, так и друг от друга. Число производных признаков ограничено числом:

2^N – N – 1 = 16 – 4 – 1 = 11 дополнительных признаков,
где N = число основных признаков

Как легко заметить, гипотеза о содержательном психологическом наполнении признаков Рейнина основывается на нескольких предположениях:

1) что оси являются жестко закрепленными, фиксированными, в пространстве их нельзя поворачивать;

2) что юнговские признаки являются однозначно дискретными, «да-нетными»;

3) что психологическое пространство обладает свойством нелинейности.

Почему оси нельзя поворачивать в психологическом пространстве? В случае допущения поворота одной из шкал под тем или иным углом признаки Рейнина просто теряют содержательный смысл, и становятся лишь абстрактным, формальным средством сортировки массивов данных – не более. В последнем качестве они и так давно применяются в соционической литературе [Карпенко и др.], однако о каком-либо их содержательном значении, тем более, чётком различии между представителями разных полюсов любого из признаков Рейнина [Рабочая группа], говорить уже не приходится.

Второе условие обязательно для вторичных признаков Рейнина, получающихся в результате комбинации четырёх базисных дихотомий и первичных признаков. Первичные признаки – это те, которые могут быть образованы непосредственно от комбинации осей экстраверсии, интуиции, логики, рациональности. Для первичных признаков Рейнина возможно математическое представление не только в дискретном, но и в математически непрерывном виде (допускающем плавное изменение величины признака) с использованием нелинейных преобразований осей. Так, признак «беспечность» может быть представлен как произведение координат по оси экстраверсии и по оси интуиции. Соответственно, одинаково «беспечными» должны были бы получаться экстравертные интуиты и интровертные сенсорики (поскольку произведение минуса на минус дает плюс).

Условие нелинейности свойств психологического пространства естественным образом вытекает из только что описанного механизма конструирования признаков Рейнина как произведения координат (нелинейного преобразования). Это удобно продемонстрировать на рисунках (рис.2а, 2б).

Рис 2-а – величина любого признака при перемещении вдоль любой стрелки в психологическом пространстве возрастает или убывает по линейному закону (как линейная функция координат).

Рис. 2-б – величина признака (в данном случае гипотетической «беспечности») меняется при перемещении в психологическом пространстве по нелинейному закону (как нелинейная функция координат, включающая их произведения, квадраты, кубы и т.п.).

Проблема признаков Рейнина является исключительно привлекательной для социоников. Если они существуют – значит, мы получаем абсолютные показатели, по которым можно «замерять тип», что существенно облегчает его выявление. Эта проблема крайне важна и для теоретической психологии – потому что затрагивает важнейший вопрос линейности или нелинейности свойств психологического пространства и связанную с ним проблему абсолютности либо относительности и условности (с точностью до вращения осей) закрепляемой в этом пространстве системы координат. Именно поэтому, на мой взгляд, проблема заслуживает самой подробной экспериментальной проверки, до тех пор, пока эксперименты окончательно не покажут наличие или отсутствие таких признаков.

Методы экспериментальной проверки

Первое условие проверки признаков Рейнина – большой объем выборки (не менее 400 испытуемых, лучше больше). Это связано с тем, что искомые содержательные корреляции могут быть и менее чем 0,2. Эксперимент на 100 испытуемых был бы неадекватен выводам исследования. При таком количестве вероятность зашумления результатов случайными факторами настолько велика, что говорить о достоверности результатов можно лишь с очень большой осторожностью. Надо помнить и о том, что артефакты часто могут появляться из-за неоднородности выборки (объедините вместе студенческую группу будущих турагентов, большинство из которых окажется сенсорными этиками, со студенческой группой финансовых аналитиков, в большинстве интуитивных логиков, и на объединенной выборке вы получите сильную положительную корреляцию между логикой и интуицией, в действительности отсутствующую в генеральной совокупности). Чтобы застраховать свои выводы от эффектов неоднородности выборки, нужно либо многократно повторить эксперимент на различных выборках испытуемых и получить при этом одинаковые результаты, либо изначально пользоваться большой и достаточно однородной выборкой (например, проводить эксперимент на всех без исключения старшеклассниках одной и той же школы). Третье условие для качественной проверки признаков Рейнина – пропорциональный баланс социотипов в выборке для каждого полюса признака. Иначе возможен артефакт. Допустим, на полюсе «аристократов» в экспериментальной выборке окажется больше «Гамлетов», чем «Максимов». В этом случае все выводы, которые мы сделаем в отношении «аристократов», скорее всего, будут касаться не признака Рейнина, а социотипа «Гамлет» по отношению ко всем прочим 15 социотипам. Выполнение этих условий исключает возможность того, что исследователь увидит то, что хотел увидеть.

Для выявления и статистической оценки малых, но не случайных величин существуют специальные статистические коэффициенты, на которых я подробно останавливаться не буду – они хорошо знакомы математикам.

Как может быть построен эксперимент?

1) «Прогонка» группы любым способом протипированных респондентов через любой достаточно длинный психологический опросник (не менее 200 вопросов). Дело в том, что смысловой профиль вопроса всегда включает в себя множество нюансов – помимо тех основных признаков, для поиска которых опросник был сконструирован. Так, факторный анализ анкеты ЛОТ, первоначально сконструированной для измерения лишь базовых юнговских дихотомий, позволяет выявить ещё более 30 содержательных психологических факторов (правда, существенно меньших по своему вкладу в общую дисперсию). Есть среди них и такие, которые интерпретируются как уровни беспечности, решительности, эмотивности и т.д. Эти факторы даже не обязательно выделять – достаточно поискать методом корреляционного анализа все вопросы, которые достоверно связаны с принадлежностью респондента к полюсам признаков Рейнина, и проанализировать, какое интегральное содержание найденные вопросы описывают. То же можно сделать с любым иным психологическим опросником (плюс ЛОТа лишь в том, что он позволяет одновременно с высокой валидностью оттипировать респондентов). Объем выборки для эксперимента такого рода должен быть не менее 400 человек.

2) Вместо анкеты с вопросами может использоваться шкалирование жизненно значимых предпочтений испытуемого. Как вариант, это может быть шкалирование списка разнообразных профессий по степени их индивидуальной предпочтительности. В этом случае будет непросто увидеть семантическую сторону искомых признаков Рейнина, но легко оценить, влияют ли эти признаки вообще на предпочтение профессий. Если заложенные в названиях признаков оценки верны («решительный», «беспечный» и т.п.), то принадлежность к полюсам Рейнина в большой выборке обязана оказывать хоть и слабое, но достоверное влияние на профессиональный выбор. Если содержание у признаков имеется, но не имеет, тем не менее, никакого практического значения (рисунок узоров на коже) то отрицательный результат эксперимента будет говорить об отсутствии психологической значимости признаков, но ещё не об их принципиальном отсутствии.

3) Можно использовать специально сконструированные анкеты или объективные тесты, изначально ориентированные на предполагаемые содержательные стороны признаков Рейнина. Это может быть опросник на динамику-статику, тест глазодоминантности для выявления «правоглазых» и «левоглазых» испытуемых и т.п.

Для проверки признаков Рейнина мы провели серию экспериментов в рамках первого и второго подходов.

Эксперимент 1

Типирование испытуемых (447 респондентов) осуществлялось с помощью опросника «Мини-ЛОТ» (240 вопросов). Параллельно проводилось анкетирование по профориентационному опроснику Холланда. В сравнении с базовыми юнговскими дихотомиями и гипотетическими признаками Рейнина анализировались предпочтения 216 профессий и видов деятельности из опросника Холланда.

Предпочтения профессий коррелировались с дихотомической принадлежностью (+1 или –1) к полюсам экстраверсии-интроверсии, интуиции-сенсорики, логики-этики, рациональности-иррациональности, а также 11 признаков Рейнина. В качестве критерия статистической взаимосвязи между дихотомической принадлежностью и предпочтением профессий использовалась случайная величина, равная сумме квадратов коэффициентов корреляций между дихотомической принадлежностью к полюсам конкретного признака и полным списком профессий (216 корреляций). Теоретическая медиана распределения данной случайной величины при условии 447 испытаний и 216 коэффициентов корреляции равна 0,46; верхняя же граница 1% вероятности нулевой гипотезы (отсутствия статистической взаимосвязи) равна 0,91.

Результаты (см. табл.1) показали высоко достоверную и несомненную статистическую взаимосвязь между выбором профессии и принадлежностью к любому из полюсов экстраверсии-интроверсии, интуиции-сенсорики, логики-этики, рациональности-иррациональности, и подтвердили нулевую гипотезу для всех 11-ти производных признаков Рейнина и для принадлежности к той или иной квадре.

Таким образом, психологическое наполнение признаков Рейнина (если оно вообще существует) не оказывает никакого влияния на выбор профессии – в отличие от четырёх базовых юнговских дихотомий, где это влияние очень значительно.

Таблица 1.

Рассчитанный по социотипу полюс признака Сумма квадратов корреляций с 216 профессиями
экстраверты 3,75
рационалы 3,96
логики 5,39
интуиты 3,05
«демократы» 0,69
«рассудительные» 0,50
«веселые» 0,33
«правые» 0,44
«беспечные» 0,36
«уступчивые» 0,53
«позитивисты» 0,67
«тактики» 0,56
«конструктивисты» 0,45
«квестимы» 0,52
«статики» 0,63
принадлежность к 1-й квадре 0,69
принадлежность ко 2-й квадре 0,55
принадлежность к 3-й квадре 0,44
принадлежность к 4-й квадре 0,34

Эксперимент 2

В этом эксперименте типирование 1446 испытуемых (школьники 10-11 классов) проводилось с помощью опросника ЛОТ (340 вопросов). Как и в предыдущем эксперименте, исследовалась связь дихотомической принадлежности к полюсам признаков с выбором профессий. Однако в данном эксперименте вместо оценивания закрытого списка 216 профессий испытуемым предлагалось самостоятельно, без всяких ограничений, указать три наиболее желательных и подходящих профессии. Из числа всех профессиональных выборов были оставлены только достаточно популярные (на которые приходилось в сумме не менее 15 выборов). Соответствующий список составил 112 профессий, между которыми распределились 3788 профессиональных выборов испытуемых. Статистическая связь профессионального выбора с полюсами психологических признаков оценивалась по критерию Хи-квадрат. Вероятность нулевой гипотезы (отсутствия статистической взаимосвязи) выражалась показателем «Р». Результаты отражены в табл.2. Для дихотомий экстраверсии, рациональности, логики, интуиции наблюдается абсолютно достоверная статистическая взаимосвязь с выбором профессии. Для признаков Рейнина подтверждается нулевая гипотеза – отсутствие взаимосвязи. Некоторая тенденция к наличию взаимосвязи, обнаруженная для признаков «конструктивизм», «беспечность» и «правые», при более тщательном анализе оказалась артефактом – следствием неравного количества профессиональных выборов в секторах этих признаков (так, среди «беспечных» было существенно больше интуитивных экстравертов, чем сенсорных интровертов). После устранения подобных «перекосов» нулевая гипотеза подтвердилась для всех признаков Рейнина. Таким образом, и в этом эксперименте психологическое наполнение признаков Рейнина (если оно вообще существует) не оказывает никакого влияния на выбор профессии – в отличие от четырёх базовых юнговских дихотомий, где это влияние очень значительно.

Таблица 2.

Рассчитанный по социотипу полюс признака Хи-квадрат Р (вероятность нулевой гипотезы)
экстраверты 213 0,0000002 (=2* Е-08)
рационалы 359 6* E-28
логики 427 1* E-38
интуиты 163 0,0009 (=9* E-04)
«демократы» 102 0,70
«рассудительные» 128 0,12
«веселые» 80 0,99
«правые» 136 0,05
«беспечные» 138 0,04
«уступчивые» 11 0,46
«позитивисты» 123 0,19
«тактики» 131 0,09
«конструктивисты» 150 0,01
«квестимы» 130 0,10
«статики» 116 0,35

 

Эксперименты 3 и 4

На тех же выборках, что и в экспериментах №1 и №2, проводился поиск гипотетических психологических коррелятов признаков Рейнина – но уже в их проекциях не на профессии, а на вопросы базовых анкет, использовавшихся для типирования (анкета мини-ЛОТ на 240 вопросов в 1-м эксперименте и анкета ЛОТ на 340 вопросов во 2-м эксперименте). Как уже указывалось, более 70% дисперсии вопросов каждой из этих анкет остается свободным для корреляции с неизвестными факторами. Однако ни на первой выборке (447 человек), ни на второй выборке (1446 человек) не удалось обнаружить таких вопросов анкет, которые бы достоверно или тем более с понятным смыслом коррелировали с признаками Рейнина. Далее для дополнительной проверки мы игнорировали и смысловое содержание, и коэффициенты корреляции отдельных вопросов, и воспользовались тем же обобщенным статистическим критерием, что и в первом эксперименте, а именно: суммой квадратов коэффициентов корреляции полюса признака со всеми вопросами анкеты. Причем для анкеты Мини-ЛОТ признаки для корреляции рассчитывались дихотомически (+1 или –1, по принадлежности психотипов к полюсам признаков), а для анкеты ЛОТ величина всех признаков, в том числе и первичных признаков Рейнина, дополнительно рассчитывалась как непрерывная функция, что позволило увеличить мощность статистического критерия. Результаты отражены в таблицах 3 (анкета Мини-ЛОТ) и 4 (анкета ЛОТ). Окончательный результат – тот же, что и в предыдущих двух экспериментах: признаки Рейнина не обнаруживают статистически достоверных корреляций с вопросами анкет ЛОТ и Мини-ЛОТ. Иными словами, психологическое содержание признаков Рейнина опять-таки не выявляется и не подтверждается – на этот раз их гипотетическое психологическое содержание обнаруживает нулевую проекцию на весьма разнообразные вопросы двух психологических анкет.

Таблица 3.

Рассчитанный по социотипу полюс признака Сумма квадратов корреляций с 240 вопросами анкеты Мини-ЛОТ (верхняя граница для 1% вероятности нулевой гипотезы=0,91)
экстраверты 8,94
рационалы 7,28
логики 6,61
интуиты 6,43
«демократы» 0,53
«рассудительные» 0,45
«веселые» 0,42
«правые» 0,52
«беспечные» 0,80
«уступчивые» 0,66
«позитивисты» 0,58
«тактики» 0,52
«конструктивисты» 0,52
«квестимы» 0,47
«статики» 0,46

Таблица 4.

Признак Сумма квадратов корреляций признака с 340 вопросами анкеты ЛОТ (1446 испытуемых)
экстраверсия – интроверсия 14,31
интуиция – сенсорика 8,16
логика – этика 13,68
рациональность – иррациональность 8,13
доброжелательность, скромность – агрессия, жадность 7,28
экстрав*интуиц (беспечный-предусмотрительный) 0,24
экстрав*логика (уступчивый-упрямый) 0,26
экстрав*рациональн (динамик-статик) 0,24
интуиция*логика (демократ-аристократ) 0,25
интуиция*рациональн (стратег-тактик) 0,27
логика*рациональн (эмотивист-конструктивист) 0,37

Нетрудно заметить, что признак "доброжелательность – агрессия", вообще не относящийся к признакам Рейнина, коррелировал тем не менее с вопросами на определение юнговских типов куда сильнее, чем признаки Рейнина (в список не включены те, чьи показатели суммы квадратов корреляций оказались вообще смехотворно малыми.

Эксперимент 5

В этом эксперименте нами проверялась гипотетическая взаимосвязь признака Рейнина, получившего название «позитивизм-негативизм», собственно с психологическим свойством чаще отвечать «да» или «нет» на нейтральные вопросы анкеты. Рассматривались два «объективных» показателя позитивизма-негативизма – среднее значение сырого балла ответов на все 340 вопросов анкеты ЛОТ и среднее значение баллов анкеты после всех коррекций, нормировок и вычета из ответов влияния базовых юнговских дихотомий. В обоих случаях коэффициент корреляции с одноименным признаком Рейнина (представленным дихотомически как +1 или –1), равно как и с другими признаками Рейнина, по модулю не превысил 0,05 – данная величина не выходит за рамки статистической погрешности. Но даже если бы она была истинной, то общность дисперсии двух «позитивизмов» – реального и по одноименному признаку Рейнина – составила бы всего лишь 0,25%. Следует отметить, что величина среднего сырого балла (уровень позитивизма, уровень «соглашательства») является устойчивой стилевой особенностью личности, увеличиваясь вместе с этикой, иррациональностью и экстраверсией испытуемого, но в целом за счёт этих факторов объясняясь только на 8% своей дисперсии (92% относятся на долю других неизвестных факторов).

Таким образом, какой-либо корреляции с эмпирически измеренным позитивизмом-негативизмом у одноименного признака Рейнина не обнаружено.

Эксперимент 6

В этом, последнем эксперименте серии проверялась гипотетическая взаимосвязь признака Рейнина, получившего название «беспечность-предусмотрительность», собственно с целевой шкалой свойства «беспечность-предусмотрительность» – благо при факторизации ответов анкеты ЛОТ соответствующее свойство обнаруживается в ряду второстепенных факторов (при этом, что очень важно, оставаясь ортогональным к базовым юнговским дихотомиям экстраверсии, интуиции, логики, рациональности).

Выраженность соответствующего признака Рейнина измерялась количественно, в виде нелинейной непрерывной функции, равной произведению показателей двух базовых дихотомий («беспечность» = экстраверсия х интуиция). Корреляция между «беспечностью» по анкете и «беспечностью», рассчитанной как одноименный признак Рейнина, составила величину = -0,08. Таким образом, коэффициент корреляции получился даже не положительным, а отрицательным (правда, и не достоверным для 1-процентного критерия нулевой гипотезы). Количество респондентов в выборке, на которой измерялась корреляция, составило 1820 человек. Для характеристики анкетного фактора «беспечности», с которым проводилось сравнение, приведем вопросы, вошедшие в этот фактор с наибольшей нагрузкой (табл.5).

Таблица 5.

ВОПРОС ВЕС
(после вычета влияния 4 базисных факторов)
Мой принцип – наслаждения и удовольствия нужны мне сегодня, а не завтра. 0,50
Самое главное для меня – ощущения текущей минуты, чтобы было удобно и приятно здесь и сейчас, а не когда-нибудь. 0,44
Я ориентирован в первую очередь на конкретное наслаждение реальной жизнью – жизнью "на полную катушку". 0,43
Я обычно сосредоточен на радостях текущего момента и в основном не беспокоюсь о том, что будет дальше. 0,37
Я как правило погружен в ощущение настоящего момента, в "здесь" и "теперь", а воображение всего того, что могло бы быть, но чего я не вижу сейчас перед собою, мне дается с трудом. 0,30
Можно сказать, что я постоянно ищу смысл жизни. 0,25
На работе я предпочитаю заниматься своим делом, не беспокоясь, какое значение оно имеет для всего проекта. 0,19
Для меня очень важен комфорт – чтобы хорошо выспаться, чтобы не дуло из окна, чтобы иметь возможность со вкусом и не торопясь поесть. 0,19
Я часто задумывался о смысле жизни или о границах и проблеме непрерывности своего человеческого "я". 0,18
Стержень моей жизни – стремление к комфорту, получению приятных и избеганию неприятных ощущений. 0,18
Моим девизом могло бы быть: "Всё, сейчас и немедленно!" 0,16
Чувство для меня важнее, чем мысль. 0,16
Я заинтересован андеграундным стилем жизни, бросающим вызов обществу, когда можно беспрепятственно ломать устоявшиеся правила. 0,16
Это правда, что я никогда не ощущаю вины за какие-нибудь свои поступки. 0,15
Я часто увлекаюсь рискованными затеями. 0,13
Я боюсь воров и мошенников. -0,13
Я порой сильно переживаю и "комплексую" по поводу того, что думает обо мне общество. -0,17
Я сторонюсь больных и несчастных людей – они как будто подавляют меня своим видом и заражают настроение своей дурной аурой. -0,17
Я не очень-то доверяю людям, хоть мне этого и хочется – часто волнуюсь, что люди будут использовать меня, если не буду проявлять осторожность. -0,18
Я всегда обращаю внимание на выгоду, просчитанность и целесообразность поступков. -0,18
Вопросы философии бытия, границ человеческого "я" и тому подобное меня никогда всерьёз не занимали. -0,19
Мне нравится оказывать людям мелкие услуги и делать им приятное. -0,19
Прежде чем принять решение, я подолгу пробую и выбираю, как бы "пробуя на вкус" все варианты. -0,23
Я скорее принадлежу к половине людей более осторожных, тщательно обдумывающих возможные последствия и склонных "подстилать соломку". -0,24
Я очень сильно переживаю, когда не смог всё предусмотреть и в результате подвёл окружающих. -0,25

К вопросу о содержании признаков Рейнина

В связи с полученными результатами, негативными для гипотезы о признаках Рейнина, целесообразно обсудить недавно опубликованную экспериментальную работу, в которой авторы приходят к более оптимистическим выводам (Рабочая группа по соционике, 2003). Авторы не занимались статистической проверкой гипотез, скорее их работа посвящена иному – уточнению содержательного наполнения признаков Рейнина на уровне статистически недостоверных тенденций и на примере очень малого количества испытуемых. Всего было около 100 испытуемых, в анализе конкретных признаков Рейнина использовалось от 20 до 40 испытуемых (от 10 до 20 на полюс признака).

Возьмём среднюю цифру испытуемых в 13 на полюс признака. В этом случае относительно достоверными по своей характеристичности для полюсов признака на 3% уровне могут считаться те психологические свойства, которые на одном полюсе встречаются у 2 испытуемых, а на другом – у 12-ти (разность – десять испытуемых).

Прежде всего, авторы не приводят сведений о том, наблюдался ли ими такой уровень различий. На самом деле разница для права на серьёзные выводы должна быть ещё больше. Дело в том, что авторы не проверяли конкретные, заранее определённые свойства, а эвристически искали подходящие среди множества проверяемых. Предположим, было выделено одно подходящее свойство из пяти отбракованных. В этом случае вероятность отвержения нулевой гипотезы должна возводиться в пятую степень. Если для одного конкретного проверяемого признака она была бы 97% (при 3% вероятности нулевой гипотезы), то для пяти проверенных признаков мы получим уже не 97%, а 85%. Соответственно вероятность нулевой гипотезы (то есть случайного совпадения) возрастает с3% уже до 15%. Такой уровень нельзя считать условно достоверным даже для пилотажного эксперимента. Во-вторых, при 13-16 испытуемых на полюсе авторы при всем желании не могли выдержать требование о пропорциональном, несмещенном представительстве социотипов на каждом полюсе признака. В этом случае даже формально-статистически достоверные выводы могут быть отнесены не к свойствам признаков Рейнина, а к свойствам конкретных социотипов. Вызывает опасения и методология эксперимента, в котором, судя по описанию, не были приняты убедительные меры против «вольного» толкования получаемых результатов.

Главная же проблема состоит в том, что признаки Рейнина, будучи с точки зрения наполнения психологическим содержанием заведомо гораздо менее мощными, чем базисные признаки, нуждаются для своей проверки в строго формализованном эксперименте с использованием строго формализованных методов на очень большом количестве испытуемых (контент-анализ письменной речи независимыми экспертами, и.т.д., и т.п, где результаты можно отразить в чёткой математической форме). Это в принципе возможно только с использованием опросников и сходных формализованных методов, допускающих массовое тестирование. Эксперименты же, подобные проведенному и описанному авторами, могут лишь уточнить формулировку гипотезы, нуждающейся в проверке, но даже теоретически не допускают серьёзных выводов о её достоверности. Следует сделать вывод, что авторы из Рабочей группы проделали серьёзную и нужную работу по уточнению гипотезы, приписывающей признакам Рейнина определённое содержательное наполнение, но в то же время – ещё даже не приступили к её проверке.

Выводы

1. Ни в одном из 6-ти экспериментов нашей серии у признаков Рейнина не выявлено психологического содержания. Во всех экспериментах в отношении вероятности психологического содержательного наполнения признаков Рейнина подтвердилась нулевая гипотеза.

2. В экспериментах не выявлено психологических признаков, которые бы успешно моделировались нелинейными комбинациями факторов многомерного психологического пространства. Все выявленные признаки описываются лучше всего именно линейными композициями факторов. Тем самым не выявлено и фактов, которые бы противоречили гипотезе об инвариантности психологического пространства в отношении произвольного вращения факторных осей, задающих в нем систему координат. Какие бы то ни было аргументы в пользу «избранности» и жесткого закрепления направлений психологических координатных осей можно, видимо, искать лишь во внепсихологических явлениях – например, в генетике человека, нейропсихологии и физиологии головного мозга.

3. Вероятно, требуются дополнительные исследования силами независимых исследователей, также удовлетворяющие всем требованиям надёжности и статистической достоверности, чтобы окончательно опровергнуть гипотезу о смысловом наполнении признаков Рейнина либо подтвердить её в прямых экспериментах. По нашему мнению, первоочередное внимание в этих дополнительных исследованиях должно быть обращено на признаки Рейнина «динамика-статика» и «правый-левый», пользующиеся у части практических психологов заметной популярностью.

Литература

1. Аугустинавичюте А. Теория признаков Рейнина. Очерк по соционике. //«Соционика, ментология и психология личности». — 1998. — №№ 1–6.
2. Воробьев А.Н., Сенин И.Г., Чирков В.И. Опросник профессиональных предпочтений (адаптация теста Дж.Холланда «самонаправленный поиск»). Руководство. – Ярославль, НПЦ «Психодиагностика», 1994. – 52 с.
3. Карпенко О.Б. Признаки Рейнина: происхождение, существование, применение. //«Соционика, ментология и психология личности». — 2002. – №6. – с. 70-73.
4. Карпенко О. Б., Букалов А. В., Чикирисова Г. В. Признаки Рейнина: гендерные различия и социальные ожидания. // «Соционика, ментология и психология личности». — 2000. — № 5. – с. 5-13.
5. Мегедь В.В., Овчаров А.А. Характеры и отношения. – М.: «Армада-пресс». – 2002. – 704 с.
6. Рабочая группа при ИБИПЧ СПб. Наполнение признаков Рейнина: результаты практических исследований. // «Соционика, ментология и психология личности». – 2003. – № 1. – с. 8-28.
7. Рейнин Г. Р. Группа биполярных признаков в типологии Юнга. //«Соционика, ментология и психология личности». — 1996, № 6. – с. 44-48.
8. Стовпюк М.Ф., Лытов Д.А. О смысловом содержании «признаков Рейнина» // «Соционика, ментология и психология личности». – 2002. – № 6. – с. 41-58.
9. Таланов В.Л. Использование координатного разбиения психологического пространства по базису К.Юнга в задачах профориентации и подбора персонала // «Сибирский психологический журнал», готовится к публикации.
10. Таланов В.Л., Малкина-Пых И.Г. Справочник практического психолога. – СПб.: Сова, М.: ЭКСМО. – 2002. – 928 с. (с.111-185)
11. Таланов В.Л. Новые представления о физиологическом механизме и локализации базисных юнговских функций. // «Соционика, ментология и психология личности». – 2002, № 4. – с. 54-60.
12. Таланов В.Л. Опросник «ЛОТ» – методика измерения юнговских функций с новыми возможностями. // «Соционика, ментология и психология личности». – 2002, № 5. – с. 9-27.
13. Филатова Е. С. Личность в зеркале соционики. – СПб.: Б&К. – 2001. – 286 с.
14. Шмелёв А.Г. Психодиагностика личностных черт. – СПб.: Речь. – 2002. – 480 с.

Обсудить статью на Социофоруме

 

Last Updated on Friday, 21 November 2008 02:03
 
Copyright © 2017 Соционические модели и функции. All Rights Reserved.
Joomla! is Free Software released under the GNU/GPL License.