Joom!Fish config error: Default language is inactive!
 
Please check configuration, try to use first active language

Рациональность - иррациональность
Признаки Рейнина Рациональность - иррациональность

Warning: Creating default object from empty value in /var/www/sweb/data/www/reynin.ru/plugins/system/jfdatabase/jfdatabase_inherit.php on line 303

Warning: Creating default object from empty value in /var/www/sweb/data/www/reynin.ru/plugins/system/jfdatabase/jfdatabase_inherit.php on line 303
Рациональность - иррациональность PDF Print E-mail
User Rating: / 3
PoorBest 
Written by Administrator   
Monday, 10 November 2008 02:06
There are no translations available.

III такт. Х признак. Рационально-иррациональная программа квадры

Распределение диад на полюса рациональности/иррациональности на рис. 34

Рис. 34

Это две группы моделей А, которые в случае образованности ЭГО из тех же п/т ЭМ имеют и дают разные программы. Потому что у шизотимов рациональные п/т игра¬ют роль акцептных, а у циклотимов роль продуктивных полутактов.

Акцептные п/т — питательная среда. У шизотимов она рациональная, у циклотимов — иррациональная. Шизотимы пи¬таются рациональным, циклотимы — иррациональным аспектом окружающего мира.

Рис. 35

Мир шизотима — мир эндогенных и экзогенных процессов, ощущение системности и притягательности . Притом все это ощущается физически не только как внешнее, но и как внутреннее: физическое желание, физическая потребность .

Объекты со своей формой и структурой — что-то вторичное, и даваемые ими сенсорно-темпорные ощущения даже как бы «договорное», как бы следствие функции, которую они исполняют. «Структура объекта есть таковой, каковой мы договорились её считать», — сказал мне один Штирлиц. «Как можно «договориться» о том, что является самой что ни есть объективной реальностью, если только не закрываешь глаз?» — удивляется циклотим.

Циклотим свой интеллект и вегетативную нервную систему пита¬ет информацией о форме объектов, о их структурах, времени функционирования и взаимодействии в пространстве функционирования. Его мир — мир объектов и сенсорно-темпорных физических ощущений. К темпорным можно причислить ощущаемую человеком потребность к спешке или медлительности, ощущение своевременности или несвоевре¬менности, долговременности и т.п. Происходящее с объектом — лишь следствие самого объекта в пространстве или времени. «Как не любить этого человека» — может сказать циклотим, — «он так умен». Любовь становится следствием определённого свойства человека.

Циклотим видит объект и решает, где и как его можно использовать. Шизотим рассматривает функцию объекта и решает, каким должен быть сам объект. Можно сказать и по-другому — объективной данностью, на которую реагирует циклотим, есть объект, его форма и структура. Объективной же данностью, на которую реагирует, к которой приспосабливается шизотим, есть процессы, их внутреннее и внешнее содержание.

Ощущения.

В последнее время мне все более явно видится, что кроющееся за белыми полутактами (п/т), прежде всего, не чувства, а ощущения. Что в основе всех чувств — определённые физические ощущения. Как для меня самым реальным ощущением есть белая сенсорика — ощущения, определяемые прикосновением к другим объектам, так для Наполеона — белая интуиция — физические ощущения, возникающие от последовательности каких-то процессов или работ. Для Штирлица белая этика — физическое ощущение желания, притягательности какого-то объекта, желанности или нежелательности. Для Гамлета белая логика — физическое ощущение нужности или ненужности какого-то объекта.

Ровно такой же подход нужен и к черным полутактам. Дюма говорит о своем таланте — потому что физически ощущает свои потенциальные возможности . Ровно как Драйзер ощущает, что он может сделать, Максим — эмоциональное состояние, а Бальзак — степень внешней мобилизованности . Это — физическое ощущение, и именно из-за него Бальзак так следит за чистотой своих рук, а Есенин — за чистотой посуды.

Мир человека начинается с 1/2 (с первого полутакта СУПЕРИДа), и это первое, о чем он говорит своим близким и в чем ему нужна их помощь.

Раздел информационного поля.

Представьте себе какую-то единицу информационного поля (ИП), что-то вроде комнаты, которую полностью занимает один человек. Пол, потолок, окно, дверь. Что произойдет, если к нему вселить ещё одного человека? Все определяется типом ИМ. Если тип неподходящий, произойдет искривление пространства. Если дополняющий — в комнате не станет теснее, даже наоборот, — безопаснее.

Какие опасности грозят жильцу? Информация приходит в дверь и в окно. Если жилец бдит у двери, не среагирует на то, что можно увидеть лишь в окно, если бдит у окна, не среагирует на дверь. Когда вдвоём — один бдит у окна, второй у двери. Дуал занимает тоже пространство каким-то таким способом, что совершенно не притесняет.

В информационном поле человек стабилен только в том случае, если это пространство дуализировано. Дуализация — симбиоз при разделении информационного поля.

Теперь остановимся на проблеме пола и потолка в той же информационной комнате. Чем они отличаются? Один из них рационален — выстлан рациональными полутактами, другой — иррационален, выстлан иррациональными п/т. Что является полом, определяется акцептными п/т жильца, они тождественны полу. Над головой продуктивными п/т выстлан потолок. Пол — это то, на чем человек твёрдо стоит, за что может бороться как за свое место на земле. С продуктивными п/т выстланным потолком, — сложнее. Поэтому очень удобно и даже желательно заселить потолок квадралами. Это — самая полная информационная безопасность, самый высокий КПД ИЭ и самый стабильный и комфортабельный образ жизни. Человеку по-настоящему хорошо, спокойно и безопасно, когда он живет в квадрально закрытом поле. Когда каждая квадра поселяется в отдельной комнате и каждый индивид имеет и дуальную и квадральную страховку.

Можно к этой проблеме подойти и с другой стороны. Вокруг нас что-то наподобие восьмимерного информационного поля, которое делится между людьми. Шизотимы между собой разделяют рациональный аспект поля — , , , . Это значит — знать, кто что должен и может делать, как и что переживать, в какой системе законов и закономерностей жить, что любить или ненавидеть. Что касается формы и содержания объектов, использования пространства и времени, то это не самоцель, а средство самореализации.

Циклотимы меж собой разделяют иррациональный аспект поля — ,,, . Это значит — знать, кто и что, какую потенциальную и кинетическую энергию имеет или должно иметь, как должно выглядеть, какую мобилизованность и волю проявлять, каким должн? быть самочувствие, на что должно уходить время. Циклотимы и конкурируют лишь из-за информации, влияния на другие объекты, умения улучшать самочувствие, использовать время. Что касается работ, эмоций, дистанций или симпатий между людьми, то есть — рациональных п/т, то они не самоцель, а лишь средство, с помощью которого происходит самореализация.

Каждый индивид втиснут в среду окружающих его людей, постоянно отстаивает свое жизненное восьмимерное пространство. Акцептные полутакты — это фундамент, т.е. то, на чем люди стоят. Продуктивные — то, что висит над их головой. Борьба за информационное пространство — борьба за пол или землю под ногами. Поэтому шизотимы и циклотимы не конкуренты, им не из-за чего бороться. Но в неблагоприятных условиях они перевоспитывают друг друга, что очень похоже на удары по голове. Опасность над головой больше той, что под ногами.

Следует не забывать, что человек наиболее уязвим по второму такту (так называемая «четвертая функция»). У циклотима он всегда рационален, у шизотима — наоборот. И общеизвестно, как избегает циклотим насмешек по четвертому такту, который у него тоже рационален. Пугливость по поводу «висящего над головой».

Все воспринимаемое акцептными полутактами воспринимается достаточно однозначно. Или как вызов, который требует мобилизации для сопротивления и отстаивания своей точки зрения или своих интересов, или как приказ, который требует той же мобилизации ради приспособления.

По акцептным полутактам идёт равная борьба — землю делят соотносительно реальным силам. По продуктивным стремятся не к борьбе, а к самореализации. И каждое случайное столкновение воспринимается как непонятный, неожиданный удар по голове, нанесенный тем, кому от тебя вроде бы и ничего не надо. Что-то понять можно только в том случае, если воспринимаешь это как злостное издевательство, невоспитанность, бескультурье, дикость и т. п.

Взаимодействие по акцептным полутактам силовое: кто кого перекричал, переубедил материальными возможностями, пришиб служеб¬ным положением и т. п. Всё это дозволенные способы борьбы за свое место под солнцем.

Взаимодействие по продуктивным полутактам осторожнее, взаимно приспосабливается, взаимно уступает, избегает столкновений. Потому, что творчество не воинственно, оно ищет свободного, ещё «не занятого» пространства. Его объемы определяются не только талантами, но и организацией пространства. Почему качественно новое в науке так трудно рождается в НИИ? Потому что каждый кубический сантиметр информационного пространства там уже кем-то контролируется, и новым идеям просто нет места.

Выносливость

Акцептные полутакты от продуктивных отличаются большей выносливостью на перегрузки. По акцептным п/т у человека как бы повышенная выносливость, а по продуктивным — пониженная. Акцептные для того и существуют, чтобы получить со стороны внешнего мира информационные удары.

По акцептным тактам мир входит в нас, по продуктивным — наоборот. Акцептные полутакты — принимающие программу полутакты. Программа исходит из социума, собственного организма или партнёра. Программа принимается — удар, она меняется — снова удар. Эти удары дают и меняют направление. На удары по акцептным полутактам реагируют спокойно — программу принимают или не принимают. Обусловливается это исключительно соотношением сил и ни к каким эксцессам, бунтам, травмам или фрустрациям не приводит.

Совершенно другое удар по — продуктивному полутакту. От этого становятся на дыбы. Возмущаются, теряют направление, столбенеют, приходят в бешенство и т. п. Потому что воспринимается это как удар по голове.

Если нужно изменить информационное направление человека, нужен удар по предыдущему акцептному, но не по продуктивному п/т: нельзя останавливать колесо, хватаясь за него руками. Для этого на акцептном п/т есть полностью безопасная кнопка, на которую и следует нажать. Которой, к сожалению, способен по-настоящему пользоваться только дуал.

Выдержка из «Дуальной природы человека», 1983г.

Шизотимность-циклотимность или рациональность-иррациональность.

В чем заключается это врожденное различие между людьми? По нашим данным оно определяется расположением полушарий.

Так как статичное и динамичное полушарие у них расположены по-другому, у циклотима за объектом в статике следит, наблюдает левый глаз (правое полушарие), за объектом в динамике — правый глаз (левое полушарие). Это очень легко проверить, наблюдая за неподвижными и движущимися объектами. Если информацию про динамику принимает левое полушарие, собственной динамикой индивида тоже управляет левое. Потому настоящий правша только циклотим.

Шизотима от циклотима в очень большой мере можно отличить по сложению и особенно по тому, как он двигается. Шизотимам, если даже они набирают лишний вес, присуща определённая сухопарость, их движениям присуща для каждого типа — разная фиксированность (проявление акцептности ). У шизотима-экстратима (динамики) походка угловатая, у шизотима-интротима (статики) угловатость пропадает, появляются элементы скольжения, но держатся тоже очень прямо, с достоинством. Однако в скольжении, о котором говорим, чувствуется скованность, оно не гибкое. У циклотима движения мягкие, всегда более или менее импульсивные.

Примечание. Угловатость движений шизотима-динамика, по-видимому, объясняется тем, что п/т ментального кольца действуют как бы методом подражания, поэтому в движениях и появляется определённая схематичность. В то время как у шизотима-статика витальное, что проявляется в склонности постоянно прислушиваться к командам. Мягкость из-за «послушности». (Несомненно, такую же закономерность можно проследить по всем тактам ЭМ.)

Что касается элемента импульсивности, то его больше у циклотимов-экстравертов, которые являются статиками, чем у интровертов, являющихся динамиками. И в мимике и в движениях.

Вот что по поводу походки шизотимов пишет П. Б. Ганнушкин на 143 с. своих «Избранных трудов» [М., 1964]: «Обыкновенно они обращают на себя внимание тугоподвижностью и угловатостью движений, отсутствием плавных и постепенных переходов между ними, причем у одних, кроме того, бросается в глаза манерность и вычурность, у других стремление к стилизации и, наконец, у третьих — просто крайнее однообразие и скудность движений. Есть шизоиды, никогда не бывшие на военной службе, но поражающие своей почти военной выправкой; эта выправка у них доходит почти до того, что они кажутся деревянными… Особенно много своеобразия в их походке: одни ходят не сгибая колен, другие — как бы подпрыгивая, третьи — волочат ноги при ходьбе и т. п.».

Правда, автор здесь пишет о шизоидах, то есть — шизотимах с фиксированным или акцентуированным поведением, но, сколько мы наблюдали за совершенно здоровыми людьми, — все это подходит и для них. А то, что они кажутся «деревянными» или «волочащими ноги», определяется исключительно их типом личности. Самый «деревянный» по-нашему — логико-сенсорный экстратим, самый наиболее «волочащий ноги» — противоположный ему — логико-сенсорный интротим . Самый «прыгучий» — логико-интуитивный экстратим . Эти отличия в походке более заметны у мужчин, чем у женщин.

То же самое можно сказать об эмоциях: эмоции циклотима гораздо более импульсивны, менее управляемы, чем эмоции шизотима. Шизотимы реагируют на эмоцию эмоцией, на поступок — поступком, не раскачиваясь, сразу, реагируют на основе имеющегося опыта. Поэтому кажутся более строгими, решительными, «рациональными», их движения более быстрые и угловатые, эмоции более резкие и холодные. Чувство для шизотима — следствие поступка, а не его причина: после правильных поступка или эмоции самочувствие улучшается, становится хорошим, после неправильного поступка оно ухудшается. Поэтому как поступки, так и формы проявления эмоций тщательно изучаются и обдумываются.

Можно сказать, что циклотим действует, когда ему нужно выйти из какой-то ситуации, какого-то состояния, а шизотим — наоборот, когда нужно создать какое-то состояние, какое-то самочувствие.

А вот в контактах с субъектами и объектами все происходит наоборот. Как циклотим не может действовать, пока его не охватило какое-либо чувство, так шизотим не может общаться с человеком, пока он к нему не испытывает каких-то чувств, пока не сложилась какая-то установка. Циклотимы общение начинают без «раскачки», т. е. без установок, с непосредственных контактов, во время которых люди и их качества тщательно изучаются.

С определённой точки зрения каждый шизотим — это эмоции или потребность в них по акцептным полутактам. Одни эмоционируют, другие эти эмоции впитывают. Контактно коротко эмоционируют Штирлиц, Джек . Могут казаться злобно эмоционирующими, а этого их эмоционирования всего-то на три минуты. Другое дело, если эмоционировать начали Гамлет или Гюго . Они долго «терпят», как им кажется. А по сути дела, лишь собирают нужную им информацию, и после этого, когда информации достаточно, чтобы появилась полная картина действительности, начинается продолжительный шквал целенаправленного эмоционирования. Вовремя него — держитесь, только никоим образом не замолкайте. Скандалы ведь поднимаются не столько из-за того, что кто-то не подчиняется, сколько из-за того, что этот «кто-то» не выдает нужной информации. Потому самое быстрое спасение дает противодействие эмоциям — крик на крик. Скандалы с дополняющим невозможны, потому что он сразу выдает требуемое. Когда заказчик вроде «упрекает» в том, почему приемник чего-то не сделал или сделал, купил или не купил, то это не упрек и даже не сомнение в правильности свершенного, а скромное желание узнать, почему нужно было действовать именно так. Но приемник этого не понимает, что и приводит к скандалу.

Что значит возглас «Скорей, скорей?» Это удар по функции времени . У циклотима это акцептный полутакт, и любое «скорей, скорей» ему или поправит настроение и заставит быстрее двигаться или подскажет, что кто-то где-то спешит и его самого никак не затронет, или заставит как-то ответить или наоборот — он своим невниманием к этим словам покажет, что к тому, кто там спешит, у него нет никакого дела. В общем, это что-то к чему он прислушивается или не прислушивается, среагирует увеличением темпа или наоборот — снижением, но это никак не воздействует на какие-то «скрытые подсознательные механизмы» и не выведет из себя.

Совершенно другое дело шизотим. Для него это продуктивный полутакт и любой прямой нажим это удар по голове. У кого это второй такт, разозлятся или потеряют дар речи, у кого четвертый — тоже воспримут как проявление нетактичности. «Скорей, скорей, кричат на лошадей» — приговаривал один мой знакомый Гамлет всегда, когда эти слова звучали в его присутствии, проявляя этим свое личное отношение к такой бестактности.

По-моему, в жизни шизотима гораздо большее значение имеют слова. В определённом смысле с них начинается активность и контактность с людьми. И здороваются более выразительно, очень важно — «было слышно или нет». На их языке гораздо больше формальностей. Циклотим гораздо больше доверяет глазам, самочувствию в ситуации, чем тому, что слышит.

К примеру, человек что-то несет. Циклотим видит: ему тяжело или нет, нужно помогать или нет. Шизотиму же обязательно нужно сказать, потому что тяжести он не видит. «Почему ты не говоришь, что тяжело», — упрекает шизотим циклотима. «Почему не поможешь мне?» — упрекает циклотим. Можно сказать, что и тяжесть шизотим лишь слышит, но не видит. Наверняка, что ту же тяжесть собственными мышцами он тоже воспринимает по-другому.

Человек легко извиняется только по акцептным полутактам. Шизотим легко извиняется за словесную разговорную неосторожность. Циклотим — за прикосновения. В брачно-семейных отношениях это тема постоянных споров и обид. Кажется, что партнёр или ребёнок груб, не поддаются воспитанию.

Шизотимы гораздо выносливее к любви и ненависти, к расторжению и навязыванию отношений . Циклотимы — к изменчивости сенсорного комфорта и дискомфорта, к изменению жизненного темпа и ритма .

Циклотимы более выносливы по отношению к изменению внешности объектов, их форм, гораздо более плавно и быстро приспосабливаются к изменчивым модам. А также к структурным изменениям в объектах . Шизотимы — к изменениям настроений, переходу от положительных эмоций к отрицательным и наоборот . К изменчивости вида деятельности, к происходящему во внешнем мире. Например, во внешней политике циклотимы или отстают от настоящего момента или забегают куда-то вперед, т. е. с точки зрения шизотима — живут в собственных мечтах. Шизотим же способен любой факт, любое происшествие воспринять моментально и реагировать на него так же быстро. Но при этом он не способен учесть изменчивости объекта. В результате чего «реализм» циклотима и шизотима собирают то же количество баллов. В общем — в том же мире внешней политики циклотим разбирается, как бы не учитывая фактов, лишь по изменению действующего объекта, а шизотим наоборот. Это исключительно убедительно видно при их споре о политике, когда доводы друг друга кажутся неубедительными и это «открытие» друг другу постоянно повторяется.

О чем говорят

К человеку можно «достучаться» по акцептным полутактам. По ним стучит и вся объективная действительность.

По этим полутактам информация собирается и выдается, но не обсуждается. Факт есть фактом. Обсуждают то, к чему стремятся, — продуктивные полутакты. Потому представителям другой продуктивности это может казаться простой болтовней. Циклотимы много говорят о том, кто как действует, какие симпатии к кому-то проявляют или не проявляют, об эмоциях и собственных логических выводах, что любым шизотимам (часто даже и приемникам) кажется достаточно пустым. Шизотимы ведут нескончаемые разговоры об объектах, самочувствии, погоде, о том, кто в каком темпе живет и работает, какие у кого способности и как они развиваются.

Случайности

Можно заметить закономерность в том, как человек воспринимает случайную сенсорную информацию. Самая большая раздражительность на случайное по первому такту. Например, Штирлица можно испугать любым необдуманным случайным звуком (на пол упала крышка), Гамлета — необдуманным движением (лектор размахивает руками), Дон Кихота (ИЛЭ) — необдуманным повреждением формы знакомого объекта, Наполеона — повреждением структуры.

Больше всего, по-моему, возмущаются по четвертому такту. Шизотим — иррациональным аспектом поступков окружающих, циклотим — рациональным. Например, Штирлица раздражают любые случайные вещи, Дон Кихота — случайные, необдуманные поступки, Драйзера — сенсорный дискомфорт (кто-то ночью зажег свет и разбудил). Раздражает то, что, как человеку кажется, должно быть заранее обдуманным и что обдумать способен только дуал, а не он сам.

Обсудить статью на Социофоруме

 

Last Updated on Monday, 10 November 2008 02:42
 
Copyright © 2017 Соционические модели и функции. All Rights Reserved.
Joomla! is Free Software released under the GNU/GPL License.